Цикл "Вавилон". Сумашедший шарманщик.

Будет это пророк ли просто обманщик,
И в какой только рай нас погонят тогда?..
Замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Эту песнь мы не можем забыть никогда, никогда!

Александр Вертинский.
1930, Румыния

Фаз молча смотрел на воду в стакане, положив голову на руки, которые, в свою очередь лежали на столе зала научных заседаний. Со всех сторон раздавалось:

— Дайте гранита!
— Дайте металла!
— Дайте еды!
— Дайте дров!
— У меня нет культуры!
— У меня нет растишки!
— А у меня гранита!
— Дайте!
— Дайте!
— Дайте!

В свое время Фаза утомили подобные высказывания в общем зале заседаний альянса и он указом казначея создал специальный, отдельный зал заседаний для научных королевств альянса. Но как раньше он не понимал стремления к полной специализации отдельного королевства на науке, так и сейчас не понимал. «Ну, воруют меньше, тут согласен» — думал Фаз, глядя на тот же стакан воды. — «Так ведь лоботрясы у них и попрошайки, ничего не производят, только книжки читают да рыбой питаются».

И теперь мудрецы жаловались друг другу на жизнь, особо не мешая обычным тихим молчаливым производственникам, изредка перебиваемые новые казначеем альянса Ксорадэром: «Есть 2000 штанов, кому?». В ответ поднимался галдеж и Ксорадэр на основе ему только ведомых принципов раздавал нищим и обездоленным «диогенам» средства к существованию. Лишь только герцогиня Юлия Вэй, заменившая безвременно покинувшего главного мудреца страны Фаэтона, одетая почему-то в костюм индейца, ловила за шкирку пробегавшего мимо по своим производственным делам магната, отводила в сторонку и договаривалась о поставках необходимых ей ресурсах. В руках, при беседе с особо несговорчивыми олигархами, у ей блестел наган, подаренный ей Фазом в далекие-далекие времена.

Наконец Фаз окончательно устал слушать излияния очередного обездоленного и перешел в зал производственных совещаний, где бодро и с прибаутками Ксорадэр увещевал очередного короля с огромными щеками поделиться честно нажитым имуществом с обездоленными королевствами в песках, которые в данный момент изучали методы и способы повышения производительности труда, желательно без использования так всеми любимых плеток.

Остальные короли, графы и герцоги королевств альянса занимались рассмотрением, изучением, редактированием, подписанием и разрывание на мелкие-мелкие кусочки различных торговых договор. Под неусыпным руководством Ксорадеэра, разумеется, который сверялся со своим многотомным фолиантом, названным «Краткое руководство по распределению ресурсов среди королевств Альянса». Как раз одним из таких томов весом, пожалуй, килограммов пять, Ксорадэер и стукнул по башке несговорчивого короля-магната в качестве последнего, и, надо сказать, весьма весомого аргумента.

И тут Фаз имел свою позицию. Он вообще любил иметь. И позиции. Так вот Фаз был против ручного распределения ресурсов, правда, только если это распределение было не в его пользу. А до тех пор, он тихо-мирно сопел в обе дырочки и возводил неприступные стены и замки в своих городах и селах. Ну ладно, только в городах. Вообще-же Фаз был по духу «рыночником» и любил торговаться и торговать, покупать и продавать, но еще больше он любил истинно рыночные инструменты: рэкет, фарм и, финальный фискальный инструмент — скат.

В зале военных заседаний сидели гордые воители альянса и слушали пламенные речи воеводы Альянса бывшей королевы, а ныне герцогини Влады, заслуженного истребителя мятежников и повстанцев. Некоторые повстанцы, нужно заметить, избежали своей законной участи на плахе и даже присоединилсь в качестве вассалов к сопредельному государству, в котором все его жители почему-то красили лица синей краской и злоупотребляли словами «здравствуйте», «спасибо» и «пожалуйста». По этому вопросу король Грекус, эмоциональная и властолюбивая сторона правителя Альянса, страдающею «шизохренией» имел разговор с правителем данной страны:

— Ээээ, слиииишишь Вася! Мы тут воевали с Мармоном. До полного уничтожения. Без пленных. А ты их тупо забрал к себе. Как же ты не вмешался? — вопрошал Грекус.
— Во-первых, здравстуйте. Сэр Грекус, вы — параноидальный фантазер. У вас нет ниодного факта, поэтому иди не соблаговолите ли вы проследовать в пешее эротическое путешествие? Спасибо, — пророчески пророчил Пророк.
— Чууувак. Ты идиот? Как же нет факта? Ты забрал в свою страну людей с которыми насмерть бились. Это факт вмешательства! — резонно возражал Грекус.
— Сэр Грекус. Вы утомили своими фантазиями, уж простите. Ни одного факта ваши слова подтверждающего нет! Пожалуйста, перестаньте мне докучать, молю вас! — крутил свою шарманку Пророк. Только обезьянки на плече и не хватало.

Тем временем, Фаз зашел в гости к Игорю, двойнику Грекуса с более спокойным и уравновешенным характером, который занимался административно-хозяйственной деятельностью Альянса:
— Вот, уважаемый государь заявленье-це. А на мое место казначея прошу назначить Ксорадэра. Толковый парень, хоть почему-то и монетные дворы не любит, снес мне вот давече один. А оставил ведь буквально на минутку вместо себя… Ну да ладно, что еще. Кабинет министров сформирован, огромные армии в наличии. Все круто короч.
— Нет, Фаз. Вот Грекус вернется, он тебя и уволит, — завредничал Игорь.
— Ну как знаешь, жди Грекуса. Заявление оставляю, долю свою… кхм.. то есть зарплату я забрал. И спрятал уже. Не отберете. А я в отпуск, поохочусь на мятежников, да и шестой город уже пора основывать моему королевству. А там седьмой, потом восьмой…

Когда ко дворцу вернулся Грекус Фаз тащил по коридору стул. Или даже скорее трон. Который благополучно спер из тронного зала.

— Фаз! — одновременно позвали Грекус, Влада и один из воинов королевства, Забавный боец. Реально, забавный.

«Да что-ж я так всем некстати понадобился!» — подумал Фаз. А вслух произнес:

— Это не я! — лучше сразу отмазаться, знал Фаз. — И вообще он без дела стоял, — продолжил Фаз, указывая на стул-трон. — А у меня спина больная, вот и тащу в свой кабинет. Шо вы вообще хотели то?
— Дело есть! — ответил Грекус. — И новости. Я только с самолета.
— Пойдем обсудим, — заявил Фаз. — Какой кстати самолет? Их еще не изобрели!

Постриптум.

В этот четверг Пророк проснулся раньше обычного. В первых лучах солнца комната казалась лугом, покрытым туманом. У ножки кровати он заметил знакомые очертания и приподнялся на локтях, чтобы получше рассмотреть. Это была голова слона. Еще не придя в себя окончательно после сна, Пророк протянул руку и включил свет.

Представшее перед ним зрелище заставило его содрогнуться. Казалось, его ударило огромным молотом по груди, сердце дико стучало, и ему захотелось рвать. Блевотина расползлась по толстому ковру.

Черная шелковистая голова Лорда, любимого слона Пророка, стояла посреди лужи крови. По полу тянулись белые сухожилия, морда была покрыта пеной, а большие, словно яблоки, глаза, которые недавно блестели золотом, теперь казались гнилыми плодами, плавающими в крови.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *