Джон. Смерти вопреки.

      Что я тебе сделала? (М. Цветаева) - Òàòè

Джон изумленно смотрел в ее глаза. Волчица, которую он взял себе еще маленьким волчонком смотрела в ответ с ненавистью. Несколько секунду назад она нанесла Джону, как она думала, смертельную рану, разорвав сонную артерию.

Когда-то давным давно, еще в начале времен, Джон, тогда известный как Заратустра, встретил змею. Та укусила его в шею, так что Заратустра вскрикнул от боли. Отняв руку от лица, он посмотрел на змею; тогда узнала она глаза Заратустры, неуклюже отвернулась и хотела уползти. «Погоди, — сказал Заратустра, — я еще не поблагодарил тебя! Ты разбудила меня кстати, мой путь еще долог». «Твой путь уже короток, — ответила печально змея, — мой яд убивает». Заратустра улыбнулся. «Когда же дракон умирал от яда змеи? — сказал он. — Но возьми обратно свой яд! Ты недостаточно богата, чтобы дарить мне его». Тогда змея снова обвилась вокруг его шеи и начала лизать его рану.

И теперь, вскормленная им волчица нанесла удар в то же самое место.

— Хорошо, что я не Ахиллес, и у меня нет слабых мест, — ухмыльнулся Джон, схватил волчицу и выкинул ее вон.
— Пусть осознание того, что ты бессильна что-либо сделать мне, будет тебе наказанием — произнес зловещее проклятие Джон.

Вот такая вот «ванилька». :)

      Сдала - Татьяна Зыкина

Джон. Красный джон.

Прорубившись сквозь джунгли, врагов: смертоносных воинов — членов ужасной секты с пока еще неизвестным Джону названием и кровожадных диких звверей; Младший, весь в крови с ног до головы, вышел к пирамиде.

— Хм, — произнес Джон. — Как раз на вершине одной из таких мне как-то вырезали сердце. Это будет интересно.

mAoF_UJbj7E

13 ступеней — сосчитал Младший и принялся искать вход. Всего он насчитал 9 ворот, выбрав девятые, неспешно, но и без излишней медлительности, вошел внутрь.

То, что он увидел, поразило его. Перед ним стоял он сам, весь в крови с ног до головы. Красный.

— Это какой-то трюк, — сказал Джон.
— Да, и я, вполне может быть, когда-нибудь расскажу тебе его секрет — ответил он сам себе.
— Каким бы не был этот трюк, он весьма сложен. Никто не может разговаривать вот так сам с собой.-
— Да это потому, что никто особо и не пытался, Джон. Ты вообще знаешь в чем смысл разговора?
— Конечно, в передаче информации.
— Вот ключ, тот самый. Открой вон тот сейф, Джон.
— И что там?
— Увидишь.
— Странно, думал, я не отражаюсь в зеркале.

Джон взял ключ «у самого себя» и открыл сейф. В сейфе было его сердце.

— О, спасибо, чувак. Я думал, его уже и не найду, давно уж потерял.

      Neil Finn, Howard Shore - Song of the Lonely Mountain
— Не за что. Теперь слушай. Вера — это и есть любовь. То, насколько ты доверяешь человеку определяет то, насколько ты его любишь. Если ты не веришь человеку, не доверяешь ему, ты будешь вынужден скрывать от него правду, часть самого себя. Первое, что человек должен сделать — полюбить себя, принять себя таким, какой он есть и полностью довериться себе. Потом уже можно слушать те «бредни» про «Возлюби ближнего как самого себя». Чувак, если ты скрываешь что-то от себя же, как ты можешь что-то доверить другому человеку.

* * *

Джон задержал дыхание, пытаясь выхватить перекрестием оптического прицела его голову. На таком расстоянии, да еще с его зрением это было весьма проблематично.

Справившись с собой, Джон выстрелил и продолжил следить за мишенью в прицеле своей винтовки — после того, как он зафиксировал попадание в цель, он перезарядил винтовку и произвел повторный контрольный выстрел. Вторая пуля попала в цель через пять секунд после первой.

— Прости, братишка, — с горестью произнес снайпер. — Авраам Линкольн дал людям свободу, а полковник Кольт уравнял их шансы.

      Полковнику никто не пишет (OST Брат 2) - Áè-2

Ему предстояло еще одно дело в Далласе. Хоть он и обожал М1911, для него ему пришлось использовать револьвер.

* * *A38DOegZRjw

— Вспомни все, Джон.
— А разве я что-то забыл?
— Ты осел. Выбор — вот фундаментальный дефект реальности, Джон.
— Да, Буридан мне в свое время этим буквально плешь проел.

 

vrur_MR7YJs— Ненависть к кому-то, это прежде всего ненависть к самому себе, — продолжал Джон. — Злость на кого-то это прежде всего злость на самого себя, на то, что ты чувствуешь к тому человеку, на которого злишься. Каждый раз, когда ты убиваешь другого человека, ты убиваешь в себе то, в чем сам себе боишься признаться. Да, пожалуй, это самая грандиозная психушка в галактике, Ди.
— Тигр, тигр…

 

* * *

— Итак, дорогие мои…

      Лири, Тимоти - Фрэнки - Шоу

585px-John_Dillinger_signature.svg

Джон. Мачете.

      Кирпичи - Джедаи

Весь в крови, свежих ранах и обессиленный, Джон прорубался сквозь Джунгли сомнений с помощью своего мачете Веры. Дело происходило в Индии, на планете Земля в девятнадцатом веке.

Сама история приобретения данного артефакта — мачете Веры весьма интересна и поучительна. Еще во времена вторжения Испанских конкистадоров в земли Ацтеков, кои весьма точно предсказали «точку преломления» и зарождения пятой цивилизации, Джон был корсаром на службе французского короля Франциска I. Джонни, конечно же, проник в ряды испанцев под видом одного из рыцарей, благо его испанский был хорошо, muchachos. В бою за Теночтитлан отряд Джона попал в плен вместе с другой полсотней рыцарей.

      Шрамы - Artist

Следующие десять дней были для Джона сущим адом: ацтеки один за одним убивали рыцарей, скармливали их сердца Идолу а их голову метали в осаждающих конкистатодоров, чьи союзники-индейцы, подчиняясь суеверному страху, разумеется, сбежали словно трусливые собаки. Джон видел смерть сорока шести рыцарей, когда настала его очередь.

И вот жрец вырезал его сердце из груди.

Но сердце Джона билось в руках жреца. Жрец с ужасом посмотрел в глаза улыбающемуся Джону.
— Да, такая я бессердечная сволочь, чувак — сказал Джон на чистом ацтекском. — Знаешь в чем секрет веры, чумазенький?

HlgTErzvAiQ

Он забрал у ошемленного и несопротивляющегося Жреца его ритуальный нож (по интересному совпадению тот выглядел словно распространенное холодное оружие двадцатого века — Мачете) и отрубил тому его бестолковую башку. Ацетки, само собой, дрогнули, Тенчтитлан пал, испанцы резали женщин и насиловали скот.

Мачете Джон оставил себе, таким образом у него как у настоящего самурая стало два меча — катана Правды и мачете Веры. Но, по правде говоря, у Джона никогда не было хозяина, поэтому формально он был Ронином. Одним из 47 Ронинов. Le Noir Fainéant.

 

Джон. Цена вечности.

Вечность для Джона была уже довольно привычной вещью. Да, к самой вечности он уже в целом привык, но к цене — тому, что было платой за бессмертие привыкнуть было довольно сложно.

      Вечно молодой

Бывали дни когда Джонни был весел и удачлив, и даже выполнял подвиги Геракла, коих ему, к слову говоря, оказалось мало — их же было всего 12 — поэтому от скуки он выполнял все подвиги, которые только ему попадались под руку.

Но обратной стороной этой сверкающей медали было отчаянное, безумное одиночество и сводящая с ума скука в те дни, когда ничего особого не происходило. Задумайтесь, скука самого обычного человека, помноженная на вечность. Вы готовы заплатить такую цену за бессмертие?

Тем временем, Джон летел на своем корабле к Элизиуму 33, орбитальной станции третьего поколения с новостями и распоряжениями Императрицы. Звали ее, так же как и Английскую королеву древней Земли — Елизавета I — и прозвище было смешное, к слову, такое же как и у последней из династии Тюдоров. К тому же обязанности межгалактического шерифа, хоть и давали определенные права, вынуждали его временами ловить всякую межгалактическую шваль, поэтому по пути ему надо было залететь на одну маленькую планетку.

Вспомнив, какие чувства вызывал вид Земли в двадцать первом веке с первого Элизиума, Джон всплакнул. «Дай себе леща, тупое эмоциональное животное» — произнес древнюю мантру Джон, забил трубку гашишом, включил песню Боба Марли и установил курс к планете Ка-Пэкс.

      Bad Boys - Bob Marley

Джон. Три коана.

      Начало Игры - Смоки Мо

Однажды Джон был в гостях у старшего брата, Будды. Тот загадал коан, неразрешимую для ума загадку:

— Недавно я посадил гуся в бутылку. Теперь гусь вырос, а горлышко бутылки очень маленькое и гусь не может оттуда выбраться. Но вот в чем загвоздка: бутылка эта – очень ценна для меня и я не хочу ее разбивать. Если гуся не выпустить, он погибнет. Так что же делать?

Джон пробыл в храме Дзэн порядка десяти лет, прежде чем разгадал ее (кстати, именно после этого ему было дозволено войти в клетку с Тигром). Джон осознал, что Гуся никогда и не было в бутылке, после чего птица с шумом вылетела из его головы.

В ответ Будда загадал еще одну, ставшую легендарной загадкой, над которой тот думал десять и еще пять лет. Будда хлопнул в ладоши и спросил что это?

      Ноздри - Ñìîêè Ìî

— Хлопок ладонями, — ответил Джон.
— А что такое хлопок одной ладони? — спросил брат. — В чем сила, брат?
— Сила в Джоулях, брат! — захохотал Джон. — Ладно, шучу, сила в правде, понятное дело. Ладно, мы отвлеклись, пойду-таки подумаю над твоей загадкой.

Ответ ему подсказал ставший впоследствии легендарным Воином, Шаман. Тот в разговоре вскользь произнес фразу «Для хлопка нужны две ладони». В тот момент, Джона «включило».

Третью загадку загадала ему жизнь. Джон и несколько других монахов, бывших в тот момент в храме Истины, тайно полюбили одну из монахинь. В конце концов Джон написал ей любовное послание, настойчиво требуя встречи наедине.

На следующий день Будда проводил занятия с монахами, и когда они были окончены, Она встала. Обращаясь к тому, кто написал ей, сказала:

— Если ты действительно любишь меня, подойди и обними меня.

      Конец игры - Ñìîêè Ìî

Джон. Младший.

      Смоки Мо -Начало Игры_ Часть 4 (Младший)

Младший поднял бокал:

— С днем рождения, братец!

Иисус помолчал, улыбнулся и поднял святой Грааль к губам, обнимая Марию Магдалину.

— Спасибо, Джон — ответил Иисус. — Excelsior!

Настала пора улыбнуться Джону. Братья Мухаммед, Будда и Зороастр, более известный как Заратустра, подняли бокалы с шампанским, воскликнув тост «Слава Эриде!», по-гусарски выпив до дна и разбив их об пол.

— Ты нашел ее, Прометей? — спросил Иисус.
— Есть варианты — печально ответил Младший.
Она никогда не проснется — сказал Мухаммед.
Будда в своем обыкновению блаженно промолчал. Братья ухмыльнулись в ответ.
— Нам остается лишь ждать — резюмировал Зороастр.

Она сказала, что проснется сама — подтвердил Джон. — Так она решила еще тысячи лет назад. Кстати, родители передают вам привет.

— Да уж, замутили вы с ней темку-то! — захохотал Будда.
Братья крайне удивились.

— А ты сильным стал — довольно сказал Мухаммед. — Мне бы твою силу.
— Еще бы уметь ее полностью контролировать — заметил Джон.
— Да пребудет с тобой сила! — сказал маленький зеленый карлик, чем-то похожим бывший на в яйце голубом младенца. — Совет с тобой, уважаемый.
— А он тут откуда, — удивился виновник торжества. — Тут семейное торжество, Халк-недоросток, иди качайся!

Джон встал и сказал
— Ладно, братва. Мир всем. Make love not war, как говорится. Знаю, что хочу невозможного. Но иначе не сыграет ставка. Да и родители в нас верят.
— И мы в вас верим — перебили братья.
— Я продолжу свою речь с вашего позволения. Я Младший из вас. Но вы знаете, что last not least. Много работы уже сделано, наши друзья нам очень помогли, много сделали для Cosa Nostra, compari.
— 23, Сваливай — крикнул Челине!
— Спасибо, чувак — сказал Galt. — Как вы все знаете… а знаете что, скушайте лучше яблочко. Для сердца, говорят, полезно. Аум, Шива!

L0kCvDuZqH8

— О, вот это по-пацански! — присел на кортан Будда. — Сестре привет!
— Поехали, с ума съездим! — закончил Младший.

      Тихо джипами шурша

Джон. Время тигра.

Джон спокойно и уверено шел по земле с улыбкой. На правом плече у него сидел черный, абсолютно черный – поглощающий весь свет, Ворон.

Ворон питался страхом Джона и его собеседников. Он родился из страха Джона и с тех пор служит ему верой и правдой, выполняя его мелкие и, порой, довольно важный поручения.

На левом плече гордо восседал Орел, гордый и величавый. Он излучал уверенность и целеустремленность, кружился время от времени над Джоном, вселяя уверенность в него самого и достойных окружающих. По поручениям Джон гонял его реже.

Меч короля Артура, оставленный Мерлином после смерти Короля, Джон, вытащив из камня, вставил обратно в камень. Мерлин счастливо улыбнулся.

Однажды, Джон, закончив обучение боевым искусствам в одном из храмов Шао-Линь, решился выполнить последнее испытание: войти в клетку с тигром.

      Время тигра

В ней он испытал весь спектр страха: первобытный страх, ужас, страх смерти; осознал справедливость жизни и обрел внутреннюю тишину. Он смотрел в глаза Тигру, понимая, что нет абсолютно никакого смысла ему что-то говорить. Джон не шевелился, замер, ощутил безмятежность всем своим телом. Не отрывая взгляд от глаз Тигра, Джон сел на колени в Сейза – традиционную японскую позу, которая дословно обозначает «правильное сидение» и слегка склонил голову. Тигр рычал, но не стал его убивать. С этого момента Джон стал Мастером.

WEdhDbXmWAE

Тигра он забрал с собой и поручил ему охранять ворота собственного сознания – каждый кто пытался овладеть разумом Джона с тех пор испытывал кошмарный, ужасающий страх, самый сильный страх на планете Земля. Те же, кто приходили с миром и добром, заходили в гости к Джону с радостью, поглаживая Тигра и угощая его конфетами. На поясе у Джона висела Катана Правды. Каждый кто лгал Джону, в ту же секунду был повержен этим могущественным артефактом. Пацан шел к успеху.

      Eye of the Tiger - Survivor

Джон. Зачем?

«Вперед, только вперед… На улицу, срочно, на воздух!» – повторял Джон себе, спешно одеваясь.

Вся тьма мира поглощало его сознание — его разум, словно тиски, поглощало отчаяние и боль. Не хватало воздуха, ребенок в сердце Джона готов был зарыдать от несправедливости и предательства. Эта боль была даже несравнима с той болью, которую испытываешь, когда узнаешь что, твой любимый человек умер.

Выбежав на улицу, Джон вставил в уши вкладыши-наушники и включил песню…

      Sing - Travis

You’re so
You’ve been waiting in the sun too long

Вдохнув свежего воздуха, тело Джона воскресло, а его мозг обрел прежнюю силу. Щелкнув пальцами, Джон выскочил из бездны отчаяния, словно гусь из бутылки, который рос в ней всю свою жизнь, и стал настолько взрослым, что не никак мог пролезть через ее горлышко.

For the love you bring won’t mean a thing
Unless you sing, sing, sing, sing

Прохожие — опасливые парни, улыбающиеся девушки – не интересовали Джона, который шел по своей планете широким шагом. Откуда-то, словно из глубин самого ада, тысячелетнего сна, он услышал, сначала негромко, ее шепот. Постепенно эти слова становились все отчетливее и громче.

Surely, you’ve been going too early
Hurry, ‘cos no one’s gonna be stopped
Na na na na na

Вдруг он увидел ее силуэт, узнав мгновенно – улыбнулся и набрал номер, – «Але, это Я. Стой!»

Baby, there’s somethin’ goin’ on today
But I say nothin’, nothin’, nothin’
Nothin’, nothin’, nothin’, nothin’
Nothin’, nothin’, nothin’
So no no no no no

— Зачем?

      Танцевать - Алиса

Джон. Револьвер.

      Satan Your Kingdom Must Come Down (Boss Remix) - Robert Plant & The Band Of Joy

Джон устал…

Джон уставился на печатную машинку. Вот уже четвертый месяц он пытался написать что-то стоящее. Слова никак не укладывались в предложения, предложения в абзацы. Бутылка была наполовину пуста. Джон закурил очередную сигарету, очередная музыкальная композиция из старого разбитого приемника полностью овладела его разумом – но ничто не заполняло его пустоту целиком.

Три, четыре…

Он посмотрел на чертов один абзац. Неужели это все, на что я способен, спросил себя Джонни. Опрокинув очередную стопку виски – а когда ему было действительно плохо, Ди пил виски не как эстет потягивая яд из красивого льда с бокала, а как самоубийца, который хотел одного – не чувствовать больше этой адской боли; выключить мозг, остановив его работу. Его мозг работал на полную мощность, на даже этих мегаватт энергии не хватало создать то, что бы удовлетворило самого Джона.

Три, четыре…

Выкидывая уже написанное, он писал иное, иначе. Дым от сигарет, казалось, заполонил всю комнату, запах алкоголя стал столь стойким, что других запахов в его шикарных апартаментах никто бы не уже ощутил. Кучи, горы пустых бутылок заполоняли каждый угол его клетки, его берлоги. Виски бешено стучали, ему не хватало воздуха. Стопка за стопкой, сигарета за сигаретой.

Три, четыре…

Джон отбросил печатную машину, швырнул в стену бутылку – та разбилась с непередаваемой красотой, остатки виски разбрызгались по всей стене, словно мозги самоубийцы. Задыхаясь, Джон достал револьвер, достал все 6 патронов, поставил один патрон в барабан, щелкнул револьвером. Удовлетворенно хмыкнув, он крутанул барабан.

Три, четыре…

Шансы все закончить прямо в этот момент – один из шести, подумал Джон. Неплохой шанс. Приставив ствол револьвера ко лбу, он положил большой палец на спусковой крючок. Указательным взвел курок. Один из шести. Джон начал считать.

Один…

Джон вспомнил то, зачем жил, то, что поддерживало в нем огонь. Солнце, красоту природы, красоту женщин, их улыбки.

Два…

Джон вспомнил то, что ему мешало жить, что гасило его огонь день за днем. Жестокость, глупость, страх и предательство. Ложь.

Три…

Джон вспомнил ее глаза, которые, казалось, подобно рентгеновских лучам просвечивали всю его сущность, все его мысли, они видели его насквозь.

Четыре…

Джон вспомнил все зло и боль, которые он причинил, все лживые слова, которые он сказал.

Пять…

Джон прикрыл глаза и подумал, — а ведь у меня был шанс. И пока я жив, этот шанс все еще есть. И это жизнь. Единственный способ лишиться всего – умереть.

Шесть…

Джон решил, что если выживет, он станет другим человеком, исправит все свои ошибки, будет жить иначе. Джон улыбнулся.

— Да, я нашел секрет счастья, — подумал он, — теперь все будет иначе.

Он закрыл глаза. Палец надавил на крючок, курок ударил по патрону. Пуля с радостью вылетела из дула револьвера и с упоением впилась ему в лоб, продираясь сквозь кожу, кость. Джон изумленно открыл глаза, в которых через секунду погасла жизнь.

Джон устал…