Джон. Младший.

      Смоки Мо -Начало Игры_ Часть 4 (Младший)

Младший поднял бокал:

— С днем рождения, братец!

Иисус помолчал, улыбнулся и поднял святой Грааль к губам, обнимая Марию Магдалину.

— Спасибо, Джон — ответил Иисус. — Excelsior!

Настала пора улыбнуться Джону. Братья Мухаммед, Будда и Зороастр, более известный как Заратустра, подняли бокалы с шампанским, воскликнув тост «Слава Эриде!», по-гусарски выпив до дна и разбив их об пол.

— Ты нашел ее, Прометей? — спросил Иисус.
— Есть варианты — печально ответил Младший.
Она никогда не проснется — сказал Мухаммед.
Будда в своем обыкновению блаженно промолчал. Братья ухмыльнулись в ответ.
— Нам остается лишь ждать — резюмировал Зороастр.

Она сказала, что проснется сама — подтвердил Джон. — Так она решила еще тысячи лет назад. Кстати, родители передают вам привет.

— Да уж, замутили вы с ней темку-то! — захохотал Будда.
Братья крайне удивились.

— А ты сильным стал — довольно сказал Мухаммед. — Мне бы твою силу.
— Еще бы уметь ее полностью контролировать — заметил Джон.
— Да пребудет с тобой сила! — сказал маленький зеленый карлик, чем-то похожим бывший на в яйце голубом младенца. — Совет с тобой, уважаемый.
— А он тут откуда, — удивился виновник торжества. — Тут семейное торжество, Халк-недоросток, иди качайся!

Джон встал и сказал
— Ладно, братва. Мир всем. Make love not war, как говорится. Знаю, что хочу невозможного. Но иначе не сыграет ставка. Да и родители в нас верят.
— И мы в вас верим — перебили братья.
— Я продолжу свою речь с вашего позволения. Я Младший из вас. Но вы знаете, что last not least. Много работы уже сделано, наши друзья нам очень помогли, много сделали для Cosa Nostra, compari.
— 23, Сваливай — крикнул Челине!
— Спасибо, чувак — сказал Galt. — Как вы все знаете… а знаете что, скушайте лучше яблочко. Для сердца, говорят, полезно. Аум, Шива!

L0kCvDuZqH8

— О, вот это по-пацански! — присел на кортан Будда. — Сестре привет!
— Поехали, с ума съездим! — закончил Младший.

      Тихо джипами шурша

Джон. Время тигра.

Джон спокойно и уверено шел по земле с улыбкой. На правом плече у него сидел черный, абсолютно черный – поглощающий весь свет, Ворон.

Ворон питался страхом Джона и его собеседников. Он родился из страха Джона и с тех пор служит ему верой и правдой, выполняя его мелкие и, порой, довольно важный поручения.

На левом плече гордо восседал Орел, гордый и величавый. Он излучал уверенность и целеустремленность, кружился время от времени над Джоном, вселяя уверенность в него самого и достойных окружающих. По поручениям Джон гонял его реже.

Меч короля Артура, оставленный Мерлином после смерти Короля, Джон, вытащив из камня, вставил обратно в камень. Мерлин счастливо улыбнулся.

Однажды, Джон, закончив обучение боевым искусствам в одном из храмов Шао-Линь, решился выполнить последнее испытание: войти в клетку с тигром.

      Время тигра

В ней он испытал весь спектр страха: первобытный страх, ужас, страх смерти; осознал справедливость жизни и обрел внутреннюю тишину. Он смотрел в глаза Тигру, понимая, что нет абсолютно никакого смысла ему что-то говорить. Джон не шевелился, замер, ощутил безмятежность всем своим телом. Не отрывая взгляд от глаз Тигра, Джон сел на колени в Сейза – традиционную японскую позу, которая дословно обозначает «правильное сидение» и слегка склонил голову. Тигр рычал, но не стал его убивать. С этого момента Джон стал Мастером.

WEdhDbXmWAE

Тигра он забрал с собой и поручил ему охранять ворота собственного сознания – каждый кто пытался овладеть разумом Джона с тех пор испытывал кошмарный, ужасающий страх, самый сильный страх на планете Земля. Те же, кто приходили с миром и добром, заходили в гости к Джону с радостью, поглаживая Тигра и угощая его конфетами. На поясе у Джона висела Катана Правды. Каждый кто лгал Джону, в ту же секунду был повержен этим могущественным артефактом. Пацан шел к успеху.

      Eye of the Tiger - Survivor

Джон. Зачем?

«Вперед, только вперед… На улицу, срочно, на воздух!» – повторял Джон себе, спешно одеваясь.

Вся тьма мира поглощало его сознание — его разум, словно тиски, поглощало отчаяние и боль. Не хватало воздуха, ребенок в сердце Джона готов был зарыдать от несправедливости и предательства. Эта боль была даже несравнима с той болью, которую испытываешь, когда узнаешь что, твой любимый человек умер.

Выбежав на улицу, Джон вставил в уши вкладыши-наушники и включил песню…

      Sing - Travis

You’re so
You’ve been waiting in the sun too long

Вдохнув свежего воздуха, тело Джона воскресло, а его мозг обрел прежнюю силу. Щелкнув пальцами, Джон выскочил из бездны отчаяния, словно гусь из бутылки, который рос в ней всю свою жизнь, и стал настолько взрослым, что не никак мог пролезть через ее горлышко.

For the love you bring won’t mean a thing
Unless you sing, sing, sing, sing

Прохожие — опасливые парни, улыбающиеся девушки – не интересовали Джона, который шел по своей планете широким шагом. Откуда-то, словно из глубин самого ада, тысячелетнего сна, он услышал, сначала негромко, ее шепот. Постепенно эти слова становились все отчетливее и громче.

Surely, you’ve been going too early
Hurry, ‘cos no one’s gonna be stopped
Na na na na na

Вдруг он увидел ее силуэт, узнав мгновенно – улыбнулся и набрал номер, – «Але, это Я. Стой!»

Baby, there’s somethin’ goin’ on today
But I say nothin’, nothin’, nothin’
Nothin’, nothin’, nothin’, nothin’
Nothin’, nothin’, nothin’
So no no no no no

— Зачем?

      Танцевать - Алиса

Джон. Револьвер.

      Satan Your Kingdom Must Come Down (Boss Remix) - Robert Plant & The Band Of Joy

Джон устал…

Джон уставился на печатную машинку. Вот уже четвертый месяц он пытался написать что-то стоящее. Слова никак не укладывались в предложения, предложения в абзацы. Бутылка была наполовину пуста. Джон закурил очередную сигарету, очередная музыкальная композиция из старого разбитого приемника полностью овладела его разумом – но ничто не заполняло его пустоту целиком.

Три, четыре…

Он посмотрел на чертов один абзац. Неужели это все, на что я способен, спросил себя Джонни. Опрокинув очередную стопку виски – а когда ему было действительно плохо, Ди пил виски не как эстет потягивая яд из красивого льда с бокала, а как самоубийца, который хотел одного – не чувствовать больше этой адской боли; выключить мозг, остановив его работу. Его мозг работал на полную мощность, на даже этих мегаватт энергии не хватало создать то, что бы удовлетворило самого Джона.

Три, четыре…

Выкидывая уже написанное, он писал иное, иначе. Дым от сигарет, казалось, заполонил всю комнату, запах алкоголя стал столь стойким, что других запахов в его шикарных апартаментах никто бы не уже ощутил. Кучи, горы пустых бутылок заполоняли каждый угол его клетки, его берлоги. Виски бешено стучали, ему не хватало воздуха. Стопка за стопкой, сигарета за сигаретой.

Три, четыре…

Джон отбросил печатную машину, швырнул в стену бутылку – та разбилась с непередаваемой красотой, остатки виски разбрызгались по всей стене, словно мозги самоубийцы. Задыхаясь, Джон достал револьвер, достал все 6 патронов, поставил один патрон в барабан, щелкнул револьвером. Удовлетворенно хмыкнув, он крутанул барабан.

Три, четыре…

Шансы все закончить прямо в этот момент – один из шести, подумал Джон. Неплохой шанс. Приставив ствол револьвера ко лбу, он положил большой палец на спусковой крючок. Указательным взвел курок. Один из шести. Джон начал считать.

Один…

Джон вспомнил то, зачем жил, то, что поддерживало в нем огонь. Солнце, красоту природы, красоту женщин, их улыбки.

Два…

Джон вспомнил то, что ему мешало жить, что гасило его огонь день за днем. Жестокость, глупость, страх и предательство. Ложь.

Три…

Джон вспомнил ее глаза, которые, казалось, подобно рентгеновских лучам просвечивали всю его сущность, все его мысли, они видели его насквозь.

Четыре…

Джон вспомнил все зло и боль, которые он причинил, все лживые слова, которые он сказал.

Пять…

Джон прикрыл глаза и подумал, — а ведь у меня был шанс. И пока я жив, этот шанс все еще есть. И это жизнь. Единственный способ лишиться всего – умереть.

Шесть…

Джон решил, что если выживет, он станет другим человеком, исправит все свои ошибки, будет жить иначе. Джон улыбнулся.

— Да, я нашел секрет счастья, — подумал он, — теперь все будет иначе.

Он закрыл глаза. Палец надавил на крючок, курок ударил по патрону. Пуля с радостью вылетела из дула револьвера и с упоением впилась ему в лоб, продираясь сквозь кожу, кость. Джон изумленно открыл глаза, в которых через секунду погасла жизнь.

Джон устал…