Цикл "Вавилон". Война!

— Война! — вбегая, торжественно прокричал гонец и ловко увернулся от маркера.
— Опять прикалываешься? — строго спросил Фаз.
— Никак нет, ваше преосвещенство! Натурально, война!
— И че, побеждаем? — недоверчиво протянул Фаз.
— А то! — заверил гонец.

Уже четвертые сутки пылали станицы, но поручик Галицын падать духом даже и не собирался. Грекус, одно из шизофренических альтер-Эго властителя Северной Империи под загадочным именем «Еж и овощи», громил некого Мармона, явного одессита и того еще вояки, и его приспешников. Фаз особо не вникал в политику данного вопроса, но Мармона ему было немножечко жаль — тот был забавным правителем.

Continue reading →

Сезон гроз. Ведьмак.

«— Я иногда мечтаю, — она нарушила молчание, — отправиться в плавание. Одной. Поставить паруса и выйти в море… Далеко-далеко, за горизонт. Где только вода и небо. Меня обрызгает соленая пена волн, ветер дернет за волосы с настоящей мужской нежностью. И я одна, совсем одна, бесконечно одинокая среди чуждой и враждебной мне стихии. Одиночество среди моря странности. Не мечтаешь об этом?

Нет, не мечтаю, подумал он. Я это имею каждый день.»

Позавчера закончил чтение очередной художественной книги за авторством пана Анджея Сапковского. Даром что я родился в Польше (г. Легница, если кому интересно) и автор, можно сказать, мой земляк. Хотя сам я `гусский.

Я даже и не помню уже как и при каких обстоятельствах я познакомился с этой потрясающей серий Ведьмак. Возможно началось мое увлечение Сагой с компьютерной игры «Ведьмак», еще первой. Комп ее еле-как тянул, играл я в нее здоровско, но как водится, до конца так и не прошел. Такой вот меня преследует хреномен, мало какие игры меня увлекают настолько, чтобы пройти ее до конца. Готика (первая) в их числе. Долго ли, коротко ли, но начал я эти серию книг, и довольно быстро дочитал до конца, ибо данный шедевр и, уже бесспорно, классика мировой литературы не отпускала меня до самого конца. И в конце даже было немножко жаль, что история закончилась.

Continue reading →

Цикл "Вавилон". Ёжики.

Заложив руки за спину, Фаз прохаживался взад-вперед по тронному залу. Уже третий день ему не давала покоя одна мысль. Внезапно, в зал вбежал гонец, весь в песке и верблюжьем помете и закричал: «Война!!!»

Фаз резко развернулся, бросил в него маркер и сказал:

— Хорош прикалываться.
— Ладно, шутка, — ответил Гонец.
— За такие шутки, дорогой мой человек, в зубах бывают промежутки — резонно заметил Фаз. Усевшись на трон правителя Вавилона, выполненный из редкого в пустыне гранита, продолжил. — Слушаю тебя.
— О, великий и ужасный! — начал было гонец, но Фаз его резко остановил.
— Великий и ужасный — это Вигосан, ты не путай! Кстати, не видел его давно, надо бы связаться предложить ему «полуреинкарнацию» в этом мире. А я стар, очень стар, просто супер стар — скромненько закончил Фаз.
— О, Фаз! Короче, правитель, второй город, Мемфис, готов колонизировать стаю верблюдов. Состоялся ввод в эксплуатацию Вавилона как научного города «Ёжиков».

Фаз поморщился.

Continue reading →

Конец Вечности.

Наконец-то прочитал шикарную книгу Айзека Азимова «Конец Вечности». Для меня она встала в одном ряду с одной из лучших книг всех времен о путешествиях во времени — «Дверь в лето» Роберта Хайнлайна, но творение Азимова более глобально как в пространстве (затрагивает всю звездную систему), так и во времени (затрагивает несколько сот тысячелетий).

В начале прочтения все казалось жутким бредом — огромные промежутки времени и одной и те же люди в них, без каких-либо глобальных изменений; перфоленты; науки будущего (у Хайнлайна в позднем цикле про Лазаруса Лонга «История будущего» наука прописана намного интересней). Особенно раздражали и раздражают перфоленты, в нашу-то цифровую эру смартфонов и планшетов.

В целом, столько потрясных идей, параллелей и образов, в книге я давно уже не встречал. Быть может потому, что я давно уже и не читаю книги — то ли надоело, то ли не лезло уже больше. Книг я перечитал столько, что обычному человеку хватит на 3-4 жизни. Ну, повыделывался и хватит, вернемся к Азимову.

Continue reading →

Мертвые листья Андалузского Пса.

«Андалузский Пес» — художественный фильм 1929 года снятый Луисом Буньюэлем по сценарию знаменитого Сальвадора Дали, тогда еще сюрреалиста, увлеченного работами Фрейда. Буньюэль в своих воспоминаниях отмечал, что единственным правилом, которым они с Дали пользовались при написании сценария, был запрет на «любые идеи или образы, которые могли бы иметь рациональное объяснение». Этим, пожалуй, объясняется полный взрыв мозга после просмотра этого великого Творения!

Куча образов, из которых наиболее акцентированным является «Бабочка» — этот самый яркий символ преодоления самого себя, превращения из гусеницы в бабочку. Остальные образы: рука с дыркой, из которой выползают муравьи; оторванная кисть руки; мужчина, который тащит за собой два рояля с полуразложившимися мёртвыми ослами и двумя привязанными к роялям священниками; человек, стреляющего в другого человека; женщина, перекатывающую по мостовой отрубленную руку — мне оказались неподвластны. Понятия не имею, что они означают. Чтобы понять что означают эти образы, видимо надо быть Сальвадором Дали или Лусом Буньюэлем.

Неудивительно, что к премьере фильма в Париже в 1928 году у Луиса Буньюэля были запасены полные карманы камней, чтобы в случае скандала иметь возможность отбиться от разъярённых зрителей.

Continue reading →