Джон. Револьвер.

      Satan Your Kingdom Must Come Down (Boss Remix) - Robert Plant & The Band Of Joy

Джон устал…

Джон уставился на печатную машинку. Вот уже четвертый месяц он пытался написать что-то стоящее. Слова никак не укладывались в предложения, предложения в абзацы. Бутылка была наполовину пуста. Джон закурил очередную сигарету, очередная музыкальная композиция из старого разбитого приемника полностью овладела его разумом – но ничто не заполняло его пустоту целиком.

Три, четыре…

Он посмотрел на чертов один абзац. Неужели это все, на что я способен, спросил себя Джонни. Опрокинув очередную стопку виски – а когда ему было действительно плохо, Ди пил виски не как эстет потягивая яд из красивого льда с бокала, а как самоубийца, который хотел одного – не чувствовать больше этой адской боли; выключить мозг, остановив его работу. Его мозг работал на полную мощность, на даже этих мегаватт энергии не хватало создать то, что бы удовлетворило самого Джона.

Три, четыре…

Выкидывая уже написанное, он писал иное, иначе. Дым от сигарет, казалось, заполонил всю комнату, запах алкоголя стал столь стойким, что других запахов в его шикарных апартаментах никто бы не уже ощутил. Кучи, горы пустых бутылок заполоняли каждый угол его клетки, его берлоги. Виски бешено стучали, ему не хватало воздуха. Стопка за стопкой, сигарета за сигаретой.

Три, четыре…

Джон отбросил печатную машину, швырнул в стену бутылку – та разбилась с непередаваемой красотой, остатки виски разбрызгались по всей стене, словно мозги самоубийцы. Задыхаясь, Джон достал револьвер, достал все 6 патронов, поставил один патрон в барабан, щелкнул револьвером. Удовлетворенно хмыкнув, он крутанул барабан.

Три, четыре…

Шансы все закончить прямо в этот момент – один из шести, подумал Джон. Неплохой шанс. Приставив ствол револьвера ко лбу, он положил большой палец на спусковой крючок. Указательным взвел курок. Один из шести. Джон начал считать.

Один…

Джон вспомнил то, зачем жил, то, что поддерживало в нем огонь. Солнце, красоту природы, красоту женщин, их улыбки.

Два…

Джон вспомнил то, что ему мешало жить, что гасило его огонь день за днем. Жестокость, глупость, страх и предательство. Ложь.

Три…

Джон вспомнил ее глаза, которые, казалось, подобно рентгеновских лучам просвечивали всю его сущность, все его мысли, они видели его насквозь.

Четыре…

Джон вспомнил все зло и боль, которые он причинил, все лживые слова, которые он сказал.

Пять…

Джон прикрыл глаза и подумал, — а ведь у меня был шанс. И пока я жив, этот шанс все еще есть. И это жизнь. Единственный способ лишиться всего – умереть.

Шесть…

Джон решил, что если выживет, он станет другим человеком, исправит все свои ошибки, будет жить иначе. Джон улыбнулся.

— Да, я нашел секрет счастья, — подумал он, — теперь все будет иначе.

Он закрыл глаза. Палец надавил на крючок, курок ударил по патрону. Пуля с радостью вылетела из дула револьвера и с упоением впилась ему в лоб, продираясь сквозь кожу, кость. Джон изумленно открыл глаза, в которых через секунду погасла жизнь.

Джон устал…

Розы.

Боль иногда отпускает,
Три четверти часа — предел,
Иногда они забывают,
Зачем появились на свет.

Розы колят шипами,
Свет поглощает тьму,
Я иногда вспоминаю,
Что боль — это все то, что есть.

23.08.2013